Приехать в Чернобыль… (или ЗОСя 2008 глазами херсонца — часть 2)

Рубрика: Заметки | 13 октября 2008, 14:08 | Саша Зырянов (ТО "Струм")

22. 09. 2008. ЧАЕС. Чернигов. Киев. Поезд. Херсон.
Проснулись в 8.00 часов утра. Быстро собрались. Вызвали такси. Едем на автовокзал. Там должны встретиться с Еленой Симашко. Она будет нашим проводником по ЧАЕС. Елена приехала, как и договаривались, в 9.00 часов утра. Идем по подземному переходу. Чисто. Выходим на станцию. На электричке, вместе с рабочими, едем на АЭС. Смотрим в окно. Беседуем. В основном об экологии и аварии 1986 года. Рабочие играют в карты. По словам Елены Симашко:

«Раньше было много ажиотажа вокруг станции. Сегодня интерес уменьшился. Хотя, ходят слухи, что американцы тайно изучают влияние радиации на людей и их семьи. Говорят, что они предлагают гражданство, жилье, работу бывшим жителям Припяти. А те, взамен, должны сдавать кровь раз в год. Для чего? Я думаю для исследования каких-то отклонений и патологий. Понимаете, если и происходят какие-то мутации, то только на клеточном уровне и это можно будет увидеть через несколько поколений. Поэтому, им и нужна вся семья.

А если вы рассчитываете, увидеть в зоне двухголовых зверей, хочу вас разочаровать. Для того чтобы все-таки произошла такая мутация, радиационный фон должен быть, таким же, как и возле 4 блока. А в зоне фон везде разный. Это объясняется неравномерным выбросом. А животные не глупые, они обходят такие места. Они их чувствуют. Сейчас в зоне отчуждения людей почти нет, кроме стариков и сумасшедших. Здесь господствует природа-мать. Вы сейчас это увидите.
Это – украинско-белорусское Полесье. Местность болотистая и лесистая.

В советские времена землю «отвоевывали» у природы под пастбища и сельхозпотребности. Но после аварии места опустели. Природа буйствует. Разрушает все, что когда-то было создано человеком. Вы не поверите, но здесь появились рыси!

Только что пересекли границу Белоруссии. В советские времена строили железные дороги, как выгодней, а не в обход границ. Тогда было одно государство. А сейчас Украина платит большие деньги за то, что ездит несколько километровой зоной. Но, поверьте мне, это создает намного больше проблем белорусам, которые проживают на этой территории. Подъезжаем к ЧАЭС. Видите эти покореженные, одинокие березы. Все кто первый раз в зоне думают, что это влияние радиации. Нет! Просто болото вернулось».
Мы приехали на конечную. Тревожно. Железнодорожная станция полностью закрыта. Напротив каждого выхода из вагона – одна входная дверь. Стоим. Ждем пока ее откроют. Поток людей ринулся внутрь. Первое, что бросается в глаза, это пустота и чистота. Техничка постоянно моет пол и стены каким-то мыльным раствором. Подходим к проходной вместе с рабочими. Там много военных. Здесь все серьезно. Нас не пропускают. Причина – не пришел сопровождающий с программкой.

Елена Симашко уговаривает их и нас пускают. Идем через санпропускник. Здесь, как нам объяснили, рабочие переодеваются и проходят санобработку. На улице нас уже ждет микроавтобус. Садимся. Едем уже по территории ЧАЕС.

 

Местность хорошо просматривается. Много зданий. Мрачно. Подъезжаем к 4 блоку. Страшно. 22 года назад здесь произошла самая большая техногенная катастрофа в мире. На входе установлен памятник, чтобы никто не забывал о случившемся. Заходим на смотровую площадку. Нас встречает работник станции. Рассказал нам о причинах аварии и как планируют улучшить объект «Укрытие» (он же «саркофаг»).
Через смотровое окно хорошо виден 4 блок. Он находится в двухстах метрах от нас. С виду это небольшое сооружение непонятной формы. Но это только так кажется, на самом деле его размеры удивляют – 80 метров в высоту, и это без вентиляционной трубы! Конструкция напоминает работу концептуального художника: несимметричные ступени с опорами, серый цвет и одинокая «башня», возвышающая над этим «чудом инженерной мысли». Это объясняется условиями строительства – отсутствием четкого плана и высоким фоном радиации (до 2000 рентген в час). «Укрытие» — это памятник всем кто погиб и напоминание нам, чтобы мы больше никогда не совершали таких ошибок. Пора. Выходим на улицу. Фотографируемся на фоне 4 блока.

Садимся в автобус едим к административному корпусу. Да, здание не маленькое. Там нас уже встречает сопровождающий. При входе установлен маленький блокпост с металлоискателем. Прямо, как в Верховной Раде Украины. Прапорщик начинает досмотр личных вещей. И, к моему большому удивлению, находит в сумке бутылочку красного вина, которую мы взяли, чтобы «убить» радиацию. Хорошо работает! Начинается скандал. Мы – с покрасневшими от стыда лицами, и наши сопровождающие – с глазами по 5 копеек. Начинаем говорить, мол, не знали. Выльем. Выкинем. Только впустите. Но глаза военного горели странным огнем. То ли это была радость, что он поймал нарушителей, то ли еще что-то.
Сопровождающие уговорили оставить сумку с «лекарством» на блокпосту, а потом забрать. Он согласился. Добрый попался. Осталось самое сложное – пройти через металлоискатель. Выложил все из карманов. Прохожу – пищит. Что такое? А, забыл ключи. Положил на стол. Иду – опять пищит! Больше в карманах ничего нет! Разгадка таилась в моем поясе, верней, в металлической пряжке с профилем Боба Марли. Остальные члены группы проходят металлоискатель так же.
Подымаемся по лестнице. Со стекол с мозаикой, между пролетами, на нас глядят богатыри, космонавты и спортсмены. Оригинальный пережиток эпохи! Заходим в макетный зал. Перед нами открывается вся территория станции в уменьшенном виде (макеты). Все показано до мельчайших подробностей. Но не интересно.
Ждем, когда нам сможет уделить время заместитель технического директора по безопасности – Евгений Александрович Новиков. Надеемся взять у него интервью. Через 10 минут нас приглашают в его кабинет. Несмотря на высокий пост, им занимаемый, помещение маленькое. На двери весит плакат компьютерной игры – «Stalker»! Беседа проходит хорошо. Интервьюируемый охотно отвечает на все вопросы. Жаль, что нам было отведено мало времени: заместитель – человек занятой. Через 20 минут интервью было законченно.
Идем обедать. При входе в столовую стоят турникеты и прапорщик. Сопровождающий проводит нас на свою карточку. Проходим через радиационный дозиметр – чисто! Заходим в столовую. Помещение большое. Пахнет вкусно. Заказываем себе блюда. За нас платит сотрудник станции, так как действует виртуальная оплата. Блюда хорошие. Исчезают с тарелки за пять минут. Вроде наелись.
Выходим на улицу, забрав при этом сумку с «лекарством» у прапорщика. Начался дождь. Холодно. Садимся в машину. Едем по территории станции. Нам показывают недостроенные 5 и 6 блоки. В 1986 году они были готовы на 85%, а сейчас стоят без оборудования, так и не выработав ни одного киловатта энергии. Так же показывают новый санпропускник и хранилище для отходов. Уговариваем, чтобы нас свозили в Припять.
Едем. Останавливаемся возле указателя «Припять». Он хорошо выбелен. У его основания лежит большой венок. Проезжаем «мост смерти» — тот самый, на котором все милиционеры, стоявшие в оцеплении, погибли. Вдоль дороги установлены перекошенные от времени фонарные столбы. Вперемешку с ними растут деревья, которых 20 лет назад не было. Подъезжаем к городу. Он огорожен забором. Единственный проход охраняет пара военных в строительном вагончике. Одиноко стоит «высотка» с выбитыми стеклами и почерневшими стенами, которая из-за деревьев почти не видна. Сопровождающие уговаривают, чтобы нас пропустили на 10 минут в город.

Едим по центральной улице Припяти. Единственно, что о ней напоминает – широкая проезжая часть и иногда мелькающие сквозь заросли дома. Жутко. Выезжаем на главную площадь. Ее не узнать. Асфальт, поросший мохом и деревьями.

Припять 2008

Припять 2008

Больше похож на цветущую поляну, нежели на место для парадов и митингов. Вася с Леней ходят все снимают – на память. А я стою. Слушаю тишину и звуки природы: шелест листвы, капли дождя, шум ветра. Они увеличиваются и начинают глушить. Страшно. И одновременно я – счастлив! Я, выросший в шумном городе, никогда такого не слышал, даже в тихую летнюю ночь. Всегда что-то отвлекало мое внимание: звук пролетевшей машины, зазвонившего мобильного телефона. Но сейчас я спокоен. Здесь все первозданно. Мы с природой – едины.
Наряду с этой красотой в мертвом городе процветает бизнес. Вся площадь обклеена рекламой. На стенах домов мелькает граффити. Люди зарабатывают даже на этом. Тьфу! Какая мерзость. Охотники за экстримом не понимают главного, что такая участь может постигнуть все человечество, любой другой город. Ведь там, где человек жить не может – природа оживает, буйствует, пышет. Припять, как и Чернобыльская катастрофа, это – первая весточка. Настало время остановиться и задуматься.
Елена Симашко зовет нас в машину. Не хочется уезжать, но надо. Едем молча. Каждый думает о чем-то своем. Не заметили, как оказались на вокзале. Прошли через радиационный дозиметр. Чисто! Садимся в электричку. Едим в Славутич. Разговариваем на отвлеченные темы. Проезжаем еще два раза границу Белоруссии.
Садимся на маршрутку в Чернигов. Дело в том, что из Славутича уехать невозможно. Кажется, что он отрезан от всего мира. Неудивительно почему подростки занимаются глупостями. Засыпаем под стук дождя и колес. Просыпаемся уже в Чернигове. Город старый и маленький, чем-то похож на Херсон. Чувствуется что-то родное. Идем на железнодорожный вокзал. Здание шикарное: красного цвета, с куполом, фигурной крышей и колоннами. Садимся в маршрутку, везущую в Киев. Опять уснули.

Припять 2008

Киев. Выходим. Садимся в метро. Едим на вокзал. Встречаемся с остальной группой. Заходим в «Макдональдс». Покупаем себе всякую гадость. Забираем багаж из камеры хранения. Садимся в поезд. Делимся впечатлениями. «Лечимся» от радиации. Надеемся, что поможет и волосы не выпадут. Вагон хороший. Есть фастфудовскую еду невозможно. Она невкусная и воняет.
Мне опять досталась верхняя полка. Устали. Уснули быстро. Все в голове перемешалось. Перед глазами мелькают кадры пяти дней приключений. Просыпаюсь от стука по вагону. Перепугался. Поезд стоит на станции. А какой-то пассажир хочет зайти внутрь. Но проводник крепко спит и не слышит стука с матерной речью. Несчастный пассажир мечется вдоль вагона, но все безрезультатно. Поезд тронулся, а он остался на вокзале. Денис упал с верхней полки. При этом громко щелкнул зубами. Сказал: «Ого!» и пополз назад на свое место. До приезда в Херсон он больше не касался своим телом грязного пола в поезде. И слава Богу! То еще не известно каким бы он приехал домой, если бы падение повторилось.
Проснулись. За окном знакомый пейзаж: степь и одинокие деревья с кустарниками. Дома! Умылись. Ждем прибытия. Весело общаемся. А вот и родной вокзал. Здравствуй, Херсон! Выходим! Нас ждут великие дела!

Комментариев: 5

5 Comments

  1. дешевенькие отели (14.10.2008 10:42) (Ответить)

    интересно у вас там)завидую

  2. Катенька (14.10.2008 12:19) (Ответить)

    была я в Херсоне — и он мне понравился! Улицы опрятные и зеленые! А фотки которые ты выложил немного страшноватые. Неужели все так плохо?

    1. «Катенька» — если бы Вы не были спамером, который просто рекламирует свой сайт-сателлит, а прочитали статью, то этот вопрос,конечно же, не мог даже возникнуть. Ведь публикация Александра Зырянова посвящена не Херсону, а впечатлениям о поездке на территорию ЧАЭС и «мертвый город» Припять.
      p.s. уважаемые спамеры — хочу напомнить, что ссылки на сайты комментаторов не индексируются поисковыми системами, ибо специально из-за Вас нами было принято решение на данное поле поставить тэги noindex (для яндекса) и nofollow (для google).
      Кроме того — поле имя создано для имен или ников, а не для ключевых слов, как «дешевые отели» и т.д. — такие ссылки будут по мере обнаружения удалятся.
      С уважением,
      редактор

  3. Anel (15.10.2008 22:35) (Ответить)

    Сколько же это надо «лечиться», чтобы с полки упасть… :roll:
    Смелые вы! По Чернобылю гулять!
    А еще мне понравилась фраза:»Сейчас в зоне отчуждения людей почти нет, кроме стариков и сумасшедших.» То-есть люди все-таки есть, и мутации возможны ❓

  4. Сергей (02.11.2008 11:57) (Ответить)

    Почитал репортаж.
    Есть ряд вопиющих неточностей. Жаль, что люди посещающие зону не до конца вникают в суть вопросов о которых потом пишут…

    Фраза:
    «А животные не глупые, они обходят такие места. Они их чувствуют. »

    С каких пор животные, как впрочем и все живое на планете земля, стали чувствовать радиацию?

Sorry, the comment form is closed at this time.

  • Рубрики

  • Реклама

  • Архивы

  • Статистика